В очередной раз прочитал любимую книгу Мураками. Люблю её за стиль написания, за рваный ритм, за легкость чтения и восприятия.

Первый роман японского писателя Харуки Мураками, написан в два приёма в 1979 и 1983 годах. Первая публикация романа была в Июне1973. Это первый роман из цикла произведений «Трилогия Крысы», объединённых судьбой одного героя — Крысы, вслед за «Слушай песню ветра» Мураками написал продолжения «Пинбол 1973», «Охота на овец» и «Дэнс, Дэнс, Дэнс».

Самый первый раз читать было сложновато, слишком разрозненные события, но со второго раза, прочитав уже всю Трилогию Крысы, книга зашла отлично.
И теперь раз в год-два я с огромным удовольствием и наслаждением перечитываю её, находя все новые и новые интересные места и ощущения.

Роман почти не содержит связного сюжета, и в основном состоит из разговоров и размышлений героев. Между тем в нём уже закладываются сложные основы удивительного сюжета последующих романов серии.

Роман написан легким языком, отдельные места в фразы невероятно емки и круты. Как мне кажется, все это достигается за счет дружеского изложения текста. Будто мы сидим с ним в джаз-баре у Джея и говорим на равных, как две обезьяны.

Самый запоминающийся абзац книги находится на 7-ой странице.

Восемь лет и два месяца он вел эту бесплодную битву, а потом умер. Солнечным воскресным утром в июне 1938 года, держа в правой руке портрет Гитлера, а в левой – зонтик, он прыгнул с крыши Эмпайр Стэйт Билдинг. Смерть его, равно как и жизнь, особых разговоров не вызвала.

Эта глава посвящена Дереку Хартфильду и идеальному тексту. Громадный смысл вложен в пару абзацев. Потрясающе.

Такой вещи, как идеальный текст, не существует. Как не существует идеального отчаяния.

Восемь лет передо мной стояла эта дилемма. Целых восемь лет. Срок немалый. Но пока продолжаешь учиться чему-то новому, старение не так мучительно. Это если рассуждать абстрактно.

И, чтобы уже закрыть эту тему, приведу еще одну цитату из книги. С ней я согласен на все 100 процентов. Бытует мнение, что художник должен быть голодным. Но ни один голодный художник не переплюнул греков, упражнявшихся в любимом искусстве днями напролет, не думая о голоде.

Если же вам требуются искусство и литература, то вы должны почитать греков. Ведь для того, чтобы родилось истинное искусство, совершенно необходим рабовладельческий строй. У древних греков рабы возделывали поля, готовили пищу и гребли на галерах – в то время как горожане предавались стихосложению и упражнениям в математике под средиземноморским солнцем. И это было искусство.

А какой текст может написать человек, посреди ночи роющийся в холодильнике на спящей кухне? Только вот такой и может.

Другая сторона сложения текста - это реализм. Стоит ли писать о том, что и так все знают...?

— Герой вашей книги, Уорд погибает два раза на Марсе и один раз на Венере. Разве здесь нет противоречия?
— А Вы разве знаете, как течет время в космическом пространстве?
— Нет. Но таких вещей не знает никто!
— Так какой же смысл писать о том, что знают все?

Или о том, чем люди и так заняты...

В романе Крысы я бы отметил два положительных момента. Во-первых, там нет сцен секса, а во-вторых, никто не умер. Ни к чему заставлять людей помирать или спать с женщинами — они этим заняты и без того. Такая порода.

Книга пестрит мыслями и идеями. Новыми, неожиданными, шокирующими, заставляющими задуматься...

Джей мне говорит: иди умойся. Он считает, что хоть ящик пива выпей, все равно можешь рулить, если умоешься. Делать нечего, пошел в умывалку. По правде сказать, умываться-то я не собирался. Так, вид делал.

Сказочными сюжетами, событиями и диалогами...

— Замужем.
— Ну-у-у... Наполовину угадал. В прошлом месяце развелась. Ты когда-нибудь с разведенной встречался?
— Нет. Но зато я встречался с коровой, которая болела невралгией.
— Где?
— В университетской лаборатории. Мы ее впятером в аудиторию затолкали.
Она расхохоталась.

Парадоксальными суждениями...

— Даже не думала, что будет так жарко. Просто ад какой-то...
— В аду жарче.
— Ты что, там был?
— Люди рассказывают. Когда там становится до того жарко, что крыша едет, то тебя переводят в место попрохладнее. Чуть отойдешь - и опять в пекло.
— Как в сауне.
— Именно. Но есть и такие, которых обратно не посылают, потому что они уже чокнулись.
— И что с ними делают?
— Отправляют в рай. Чтобы они там белили стены. В раю ведь как - стены должны быть идеально белые. Чуть какое пятнышко, уже непорядок. Это ведь рай! Вот они и белят их с утра до вечера, портят себе бронхи.
Больше она не задавала никаких вопросов

Ну и серьезными суждениями. Над которыми стоит задуматься.

Иногда случается, что я вру.
Последний раз это было в прошлом году.
Врать я очень не люблю. Ложь и молчание - два тяжких греха, которые особенно буйно разрослись в современном человеческом обществе. Мы действительно много лжем - или молчим.
Но с другой стороны, если бы мы круглый год говорили - причем, только правду и ничего кроме правды - то как знать, может, правда и потеряла бы всю свою ценность...

"26 августа", - гласил календарь на стене бара. Внизу же размещался афоризм:
"Отдающий без сожаления всегда получает".

Надеюсь вам эта книга будет интересной и понравится. Приятного чтения.

30 Июня 2015